«Мы так же не застрахованы от проверок»

1270
Счетная палата РФ переживает масштабные внутренние реформы. Осенью текущего года произошла смена главы ведомства, и в данный момент ведутся разработка новых стандартов аудита эффективности, перераспределение полномочий и планирование работы на будущий период. Подробнее об этом – в интервью с новым председателем Счетной палаты РФ.
  • Видите ли Вы проблемы в распределении полномочий между Счетной палатой РФ и Росфиннадзором, другими органами контроля? Есть ли необходимость в создании единого контрольного органа?
  • В апреле принят закон о Счетной палате РФ, который четко определил задачи и функционал нашего органа. В июле принята глава Бюджетного кодекса РФ, которая разграничила полномочия между внешним финансовым органом и финансово-бюджетным надзором Министерства финансов. С Росфиннадзором мы всегда найдем понимание, можно заключить соглашение. И мне кажется, что более эффективным подходом здесь является проведение комплексных проверок с привлечением Росфиннадзора и представителей правоохранительных органов.
  • Какие показатели должны демонстрировать эффективность Счетной палаты – количество проверок, число материалов, направленных в правоохранительные органы, выявленные суммы бюджетных средств, использованных не по назначению?
  • Я могу точно сказать, что это зависит не от количества проверок и денег, которые в результате этих проверок выявлены как неэффективно использованные. Проверки должны быть качественными. Если в результате их проведения выявляются нарушения, которые можно доказать и передать в правоохранительные органы, и те, в свою очередь, на основании проверки могут возбуждать уголовные дела и доводить их до конца, эта проверка качественная. А если проверка прошла, выявили нецелевое или неэффективное использование бюджетных средств, направили в правоохранительные органы, а те либо не возбудили, либо возбудили, но уголовное дело не имело своего завершения в суде, развалилось, значит, все, что было выявлено в результате проверки, не подкреплено достаточными основаниями.
  • Вы заявляли, что планируете сделать работу Счетной палаты более открытой. Где границы этой публичности?
  • Я сейчас пытаюсь разобраться с тем, что помимо закона о гостайне делает информацию закрытой. Надо понять, на каком основании документам присваивались грифы «для служебного пользования», был ли какой-то внутренний документ в Счетной палате на эту тему. Когда речь идет о грифах «секретно» и «совершенно секретно», есть четкое требование законодательства и вопросов не возникает – документы такого рода к нам уже поступают. А вот с документами для служебного пользования надо разобраться.
  • Из 380 ежегодных проверок какая часть приходится на закрытые?
  • Пока не разобралась. Все, что к нам приходит с грифом закрытости, от нас таким и уходит, мы не имеем права рассекретить такую информацию. Я могу только обратиться к представителям проверяемых организаций, если почувствую, что открытая часть осталась под замком. Могу их спросить, можно нам это рассекретить или нет. Надо информировать общество, не подвергая обсуждению то, что по закону закрыто. Открытые проверки мне бы хотелось принципиально по-другому представлять – аудиторы должны давать разъяснения средствам массовой информации по части выявленных нарушений. И расшифровывать наши решения, что это было: нецелевое использование средств или неэффективное, где нарушение законодательства и т. п. Эта разъяснительная работа, на мой взгляд, имеет существенное значение. Еще более существенное значение имеет последующий мониторинг действий, которые предприняли министерства или какие-то другие структуры по итогам проверок. Это пока не получило ни публичного, ни достаточного внутреннего обсуждения. При рассмотрении отчета по проверке какого-либо федерального органа или иной структуры их представители приглашаются для обсуждения. Затем выносится представление или другая форма решения руководителю, допустившему нарушения. Через месяц по срокам должен состояться отчет о принятых мерах. И в этом отчете бывают какие-то отложенные решения. Проходит время, и на исполнение этих отложенных решений уже никто не обращает внимания. На мой взгляд, важно убедиться в том, что все необходимые действия совершены.
  • Вы существенно изменили структуру Счетной палаты. С чем связано перераспределение аудиторских направлений?
  • Бюджет сформирован по другим принципам, изменилось законодательство по Счетной палате, надо этому соответствовать. Мы задействовали для целей аудиторского направления заместителя председателя Счетной палаты, чего раньше не было. Несколько дополнительных полномочий против того, что было ранее, легло на меня. Например, доклад на коллегии по заключению на бюджет всегда делал заместитель председателя. Последний раз это делала я. Потому что за моим заместителем закреплено направление по обороне и безопасности. Кроме того, мы увеличили переток между департаментами обеспечивающими и функциональными, которые находятся под аудиторами. Департаментов стало больше, но аппаратную часть мы уменьшили, усилили юридическое направление. Посмотрим, как все это будет работать. Кроме того, с 1 октября у нас появился ряд дополнительных функций, которые мы планируем выполнять все тем же составом по численности. И это вторая причина, по которой мы перераспределили нагрузку.
  • С 1 октября Счетная палата получила право на предварительный аудит государственных программ. Какие-то выводы по ним уже очевидны?
  • Поскольку правительство ранее заявляло, что бюджет 2014–2016 гг. будет построен по принципу государственных программ, это было поддержано Президентом РФ и нашло отражение в его бюджетном послании, мы активно подключились к этой работе еще в старом составе палаты. И к моменту представления бюджета в Госдуму, к 1 октября, завершили начальный анализ госпрограмм. Когда в 2012 г. формировались программы, было два варианта с точки зрения бюджетных ассигнований. Базовый, или консервативный, и оптимистический – если есть деньги. То, что представлено сегодня,– это ни тот ни другой вариант. Это нечто третье. В отдельных случаях ассигнования на программы растут, в отдельных – сокращаются. Причем сокращаются не против оптимистического, а против консервативного варианта. Программы даже по тем показателям, что приняты ранее, не увязаны с показателями в стратегических документах, например таких как основные направления деятельности правительства до 2018 г. Во всех программах 360 показателей. В самом бюджете описано 222 – уже есть разница. Это история даже не про деньги, это про показатели результативности программ. Сейчас весь этот массив необходимо увязать. Внутри каждой программы есть мероприятия, денег стало меньше. Как министерства – координаторы программ будут определять, какое мероприятие приоритетно, а какое заслуживает уменьшенных расходов, и одновременно увязывать это с будущими поправками в стратегические документы правительства? Например, по госпрограмме «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» отсутствует положительная динамика планируемых показателей даже в случае увеличения финансового обеспечения, возрастание уровня инновационной активности организаций промышленного производства – с 24% в 2013 г. до 47% в 2016 г. и до 60% в 2020 г. – не оказывает существенного влияния на качественное улучшение динамики индекса роста производительности труда (который составляет 105,6% – в 2013 г., 104,8% – в 2016-м и 105,6% – в 2020-м). Еще один пример: анализ показателей программы «Экономическое развитие и инновационная экономика» выявляет их существенное отклонение от целевых значений, установленных в документах стратегического планирования по 22 из 32 показателей. С 1 января 2014 г. бюджет должен исполняться как закон, должны финансироваться те мероприятия, которые в эти неуточненные программы погружены. И пока изменения в программы не внесены, финансирование, по логике, не должно осуществляться. Министерства должны форсировать работу по уточнению программ. Но я не представляю, как в короткие сроки можно сделать такую работу качественно. Поскольку я не являюсь человеком, который затаится на время, пока все что-нибудь там придумают, а я по итогам приду с проверкой и найду нарушения, уже на начальном этапе мы начали делать анализ госпрограмм, указывая на несоответствия. Чтобы у министерств появилось дополнительное подспорье при уточнении программ. Потом, на втором этапе у меня все равно есть обязанность и полномочия проверить их исполнение и эффективность.
  • Вы заявляли о намерении разработать новые стандарты аудита эффективности. Когда планируете это сделать?
  • В Счетной палате есть стандарт аудита эффективности расходов, принятый в 2009 г. Понятно, почему он был принят: в Бюджетном кодексе есть термин «эффективность», но полноценно он не определен. Субъективно мы с вами можем оценить приблизительно, что эффективно. Скажем, запланировали стройку, на это зарезервировали деньги в бюджете, но не осуществили необходимых действий для того, чтобы эти средства были использованы. Не утвердили проектносметную документацию. Не выделили земельный участок или еще что-то. Исполнение ушло на будущие периоды. А это, как правило, приводит к удорожанию стоимости. Если рассуждать как обыватель, то произошедшее – это неэффективное использование бюджетных средств. В стандарте эффективности, который действует сегодня, была предпринята попытка определить этот процесс с учетом международного опыта. Но у каждой отрасли, у каждого объекта могут быть свои критерии проверки эффективности. Тем не менее, как бы сложно нам ни было, нам с правительством предстоит разработать единые критерии эффективности для всех, кого проверяют, и для всех контрольно-счетных органов. Думаю, что с учетом состоявшегося заседания Госсовета, где этот вопрос обсуждался, будет дано поручение Президента РФ. Вероятно, нам предстоит сформулировать предложения до конца финансового года.
  • Вы раскритиковали проект бюджета на 2014–2016 гг. Тем не менее какие-то положительные моменты там есть?
  • По вопросу обязательств перед населением, которые достаточно объемны, мы с коллегами из Минфина не нашли никаких расхождений. Граждане не должны беспокоиться, все обязательства будут профинансированы в полном объеме. По доходам бюджета – в соответствии с Бюджетным кодексом доходы, в отличие от расходов, утверждаются одной строчкой. Они не утверждаются в бюджете по видам доходов, как это было раньше – шесть или семь лет назад. С одной стороны, это оправданно – неважно, какой источник служит для обеспечения утвержденных обязательств, должны быть профинансированы все законодательно утвержденные расходы. С другой стороны, при оценке достоверности параметров возникает вопрос, все ли доходы по видам посчитаны правильно и все ли учтены в бюджете. И вот здесь мы с Минфином пока разошлись во мнениях. Порядка 400 млрд руб., которые учтены в бюджете как доходы, – это 3% доходной части – не объяснены в пояснительной записке. Мы не требуем – «расшифруйте, чтобы мы утвердили». Бюджетный кодекс установил одной строчкой, значит одной строчкой. Но если вы не описываете в бюджете эти доходы никак, то у нас нет возможности сказать, корректно это или не корректно. Моя позиция такова: если доходы по какому-либо направлению в 2013 г. и в предыдущие годы поступают, но мы их не видим в проекте бюджета 2014 г., то объяснение может быть только одно – мы не планируем поступление этих доходов в будущем году по такой-то причине. Второй важный блок – достоверность прогноза. Очевидно, что прогноз не может утверждаться как нормативный документ. Это некие предположения о том, как российская экономика будет развиваться с учетом состояния мировой экономики. Но тем не менее к этому еще присоединяется действующее налоговое законодательство, налоговая политика, которую проводит наше государство. Плюс эффективность или неэффективность администрирования налоговой и таможенной службы. И тут возникают вопросы, которые обсуждаются в Госдуме уже несколько лет,– достоверность поступлений НДС, налога на прибыль, экспортных пошлин и т. д. И мы здесь вправе высказать свое мнение. Значительное количество субъектов получило выпадающие доходы по прибыли по прошедшему периоду 2013 г. Конечно, эта тема будет рассматриваться в парламенте при обсуждении проекта бюджета 2014–2016 гг.
  • Вы заявляли о рисках неисполнения бюджета. Как Вы их считали?
  • – Да, у меня есть некое беспокойство по параметрам дефицита бюджета. Оно связано, прежде всего, с оценками 2013 г. Правительство следом за бюджетом 2014 г. одобрило изменения в бюджет 2013 г. И по совокупности этих двух документов можно сделать вывод, что источники финансирования дефицита, которые были утверждены, подверглись корректировке. В сторону уменьшения. По состоянию на 1 сентября 2013 г. объем внутренних заимствований составил 42,8% от запланированного на год объема, поступления от приватизации в этом году составили 20,1 млрд руб., или 38,7% от годового уточненного плана. Уровень исполнения до 40% не дошел. В 2014 г. внутренние заимствования планируются в объеме 808,7 млрд руб., а поступления от приватизации – 196,8 млрд руб. У меня есть сомнения, что эти показатели могут быть достигнуты. Когда бюджет жесткий, должны анализироваться причины низкого исполнения по тем направлениям, по которым это имеет место, и непонятно, зачем тогда наращивать расходы на следующий год. Кроме того, возникает еще вопрос: зачем предоставлять широкие полномочия главным распорядителям программ с точки зрения эффективного управления ресурсами, если они не в состоянии исполнить те мероприятия, которые сами для себя запланировали в программах.
  • Решение по накопительной части пенсии в 2014 г. не создаст риски для бюджета? 244 млрд руб. направлены в распределительную систему, но после акционирования Негосударственного пенсионного фонда они вернутся. При этом сэко номленные на трансферте Пенсионного фонда 244 млрд руб. из бюджета рассматриваются как резерв правительства. При ухудшении ситуации в экономике не получится так, что в НПФ и частные управляющие компании нечего будет возвращать?
  • Нет, не получится. По Бюджетному кодексу Фонд национального благосостояния можно потратить в т. ч. на сбалансированность пенсионной системы. И это определенная страховка для пенсионной системы. Поэтому у рынка не должно быть беспокойства по поводу возврата средств. Тот ажиотаж, который существует на рынке, – это боязнь проверок и опасения стать невостребованными для вложения пенсионных накоплений.
  • Как Вы оцениваете реформу финансирования здравоохранения. Средства, которые выделяли на эти цели бюджеты разного уровня напрямую, теперь будут идти через систему ОМС. Нет ли опасности, что даже ранее благополучные в этом отношении регионы могут столкнуться с проблемами?
  • Определенное беспокойство есть. Впервые в 2014 г. вектор финансирования значительно сместился в сторону ОМС. Но в законе о бюджете ФОМС и пояснительных материалах к нему нет ответа на вопрос: а что пойдет за этими деньгами? Какая там начинка? Да, доходы в системе ОМС растут. Но финансирование из бюджета федеральных учреждений сокращается. При переходе в систему ОМС у таких учреждений должны быть абсолютные гарантии того, что они смогут оказывать тот уровень и то качество медицинской помощи, которые они оказывали, не переходя в систему ОМС. И кто-то им должен это объяснить и показать, как это должно быть сделано. Механизмы в законодательстве об охране здоровья граждан, об ОМС есть. Нужно принять соответствующие подзаконные акты для того, чтобы это заработало. И провести разъяснительную работу. Сделать это нужно до 1 января 2014 г. Кроме того, оплата медицинской помощи, которая раньше осуществлялась за счет средств федерального бюджета по специализированной помощи, и установление субъектами тарифов за оказание такой медицинской помощи – все это должно быть адекватным. В противном случае будет снижена доступность оказания медицинской помощи. С другой стороны, мы можем превратить элитные федеральные учреждения – НИИ, которые занимаются не только лечением, но и наукой, в обычные учреждения, оказывающие обычную медицинскую помощь. Для решения этих задач Министерство здравоохранения и ФОМС должны поставить «мостик» между бюджетным и отраслевым законодательством.
Читайте в следующих номерах журнала "Учет в учреждении"
    Читать


    Ваша персональная подборка

      Секретные материалы!

      Есть статьи, которые мы не можем показывать на сайте в общем доступе. Подпишитесь на нашу специальную рассылку и получите информацию, которую мы открываем только избранным! Это бесплатно.

      Рекомендации по теме

      Школа Главбуха госучреждения

      Школа Главбуха государственного учреждения

      Научитесь работать без ошибок и нареканий!

      Записаться в Школу

      Самое выгодное предложение

      Самое выгодное предложение

      Воспользуйтесь самым выгодным предложением на подписку и станьте читателем уже сейчас

      Живое общение с редакцией

      А еще...






      Рассылка

      © 2011–2017 ООО «Актион бухгалтерия»

      «Учет в учреждении» – Журнал для бухгалтеров бюджетной сферы

      Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Учет в учреждении».
      Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС-77-62323 от 03.07.2015.

      Политика обработки персональных данных

      
      • Мы в соцсетях
      Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.
      Сайт для главных бухгалтеров и экономистов госучреждений

      Чтобы продолжить чтение, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это бесплатно и займет всего минуту, а вы получите:

      • Более 6000 статей про учет, отчетность и платные услуги;
      • 500 образцов заполнения форм (в том числе не типовых);
      • 300 записей вебинаров от экспертов и чиновников;
      • 30 000 ответов на вопросы от читателей.

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Это займет всего минуту!
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      Чтобы скачать файл, зарегистрируйтесь

      У меня есть пароль
      напомнить
      Пароль отправлен на почту
      Ввести
      Я тут впервые
      Это займет всего минуту
      Введите эл. почту или логин
      Неверный логин или пароль
      Неверный пароль
      Введите пароль
      ×